Страницы

вторник, 4 января 2011 г.

История в художественных образах (Софья Крамская)

Жены художников - большая и интересная тема в истории искусства. Часто эти женщины были не только хозяйками домашнего очага, но и музами живописцев. О многих из них мы знаем только по портретам и то, если  об этом особо сообщается в названии картины. Имена же других упоминаются лишь вскользь в специальной литературе. Но не будь этих женщин может быть и не было бы многого из того, что подарили миру известные художники. У каждой из них была своя судьба: у кого-то счастливая, у кого-то трагическая. Попробуем же хотя бы чуть-чуть отдать дань уважения этим спутницам великих талантов. В этот раз речь пойдет от жене художника Ивана Николаевича Крамского, Софье Николаевне Крамской.   

Ты зачиталась... Ты уже не здесь -
и позову, так не дождусь ответа!..
Я поняла, что мир жестокий весь
Остался за стенами книги этой.
Вновь я тобой любуюсь, затаясь -
Ну вот, слезинка... а за ней - вторая...
О, тонкая, таинственная связь -
Где? На пороге ада?.. Или - рая..? 
Но - резкий звук! И сказочный мираж
Метнулся прочь, поспешно убегая.
Вернулась?... Здравствуй, милая!
Я - Страж!
И, как могу, тебя оберегаю!..
                                                             Марианна Видяева
 
  Крамской И.Н. За чтением. Портрет Софьи Николаевны Крамской, жены художника 1867–1869
(Государственная Третьяковская галерея) 
Знаменитый портрет жены художника "За чтением" знакомит нас с молодой и довольно красивой женщиной. Написан он был уже спустя 5-7 лет с того момента, как И.Н. Крамской стал официальным мужем Софьи Николаевны и произошло это в 1862 году, за несколько месяцев до окончания Академии Художеств. Хотелось бы здесь написать яркую и романтичную историю знакомства и начала любви двух людей, но суровая жизнь редко предлагает большинству из нас что-то подобное. Так было и в жизни этой пары...

 
 Крамской И.Н. Портрет Софьи Николаевны Крамской 1863
А начиналось все довольно неприглядно, учитывая условности и правила поведения того времени, Софья Николаевна Прохорова вполне могла бы претендовать на то, чтобы ее называли "женщиной легкого поведения".  Ее гражданский брак с  женатым на другой женщине господиным Поповым (тоже художником) закончился катастрофой: возлюбленный бежал за границу, оставив молодую женщину одну без средств к существованию и с подмоченной репутацией. Как и где Крамской с ней познакомился источники умалчивают, но презрев все светские условности он принял живейшее участие в судьбе Софьи Николаевны и спустя некоторое время она стала его женой уже официально.
 
Художник Крамской Иван Николаевич с женой Софьей Николаевной Крамской 1864
На плечи Софьи Николаевны легко ведение хозяйства в созданной после "бунта четырнадцати" Санкт-Петербургской Артели Художников., а чуть позже и участие в судьбе  Товарищества передвижных художественных выставок, организатором и руководителем которого стал Иван Николаевич Крамской. В 1869 году семья И.Н. Крамского сняла одну из квартир в районе Васильевского Острова на третьем этаже елисеевского доходного дома. Об этом есть упоминание в письме к основателю знаменитой московской галереи П. М. Третьякову: "Если до моего отъезда Вы почтите меня ответом, то сообщаю к сведению мой адрес: В. О., Биржевой переулок, дом братьев Елисеевых (бывший Меняева), кварт. № 58". Членами семьи художника на тот момент были:  дети, теща Феодора Романовна Салтыкова,  жена Софья Николаевна и прислуга. За время брака Софья Николаевна родила мужу шестерых детей, вела хозяйство в доме, организовывала вечера-собрания художников и прочих людей искусства, а кроме того была еще и вдохновительницей его творчества.
 
Крамской И.Н. Крамская Софья Николаевна с ребенком и Салтыкова Феодора Романовна мать жены художника (семья художника, 1866)
 Вот как вспоминает свою первую встречу с Софьей Николаевной Крамской худодник Михаил Васильевич нестеров: "В начале 80-х годов, переехав из Москвы в Петербург, я поступил в Академию художеств. Занятия мои в ней пошли плохо, и я вскоре охладел к ней - стал ежедневно посещать Эрмитаж, стал копировать «Неверие Фомы» Вандика...  По понедельникам в определенный час приезжал туда Крамской давать уроки вел. кн. Екатерине Михайловне и до начала урока, а иногда после него он проходил анфиладой зал к дочери американского посла, копировавшей что-то, и делал ей свои замечания... И, помню, как-то в один из понедельников, когда копия была почти закончена, вдали показалась фигура Крамского, раздались его какие-то особенные шаги, шаги «значительного человека», и совершенно неожиданно он, поравнявшись со мной, повернул, подошел ко мне вплотную; окинув копию внимательно, спросил, как моя фамилия, где учусь, давно ли в Петербурге. Я ответил, что зовут меня так-то, учусь в Академии, из Москвы, ученик Перова, что с Академией не в ладах. Говоря о Перове, видимо, чем-либо выдал свои неравнодушные чувства к нему, что понравилось Крамскому. Кончилось дело совсем неожиданно: Крамской пригласил меня бывать у него, просил не откладывать свой приход и дал адрес. Через несколько дней, принарядившись изрядно, - однако, полагаю, имея вид порядочного «бурсака», - я пустился на Малую Невку, где тогда, в доме Елисеева, жили Крамской, Куинджи, Литовченко, Клодт, Волков и еще кто-то из передвижников. Поднявшись на третий этаж, с замиранием сердца я позвонил; прошла минута, дверь отворилась, и передо мной стояла дама, красивая, средних лет, в каком-то необычном костюме, не то в греческой, не то в римской тунике. Я спросил Ивана Николаевича, назвал свое имя, меня пригласили войти. Вид мой едва ли был боевой; все меня поражало своим великолепием, я мысленно говорил: «Так вот как живут настоящие художники». Красивая дама была жена Крамского. Она скоро увидала, что со мной каши не сваришь, позвала лакея и приказала провести меня к Ивану Николаевичу в мастерскую, которая была в верхнем этаже по той же лестнице".
Крамской И.Н.  В парке. Портрет Софьи Николаевны и Софьи Ивановны Крамских, жены и дочери художника 1875
(Воронежский областной художественный музей им. И.Н.Крамского)
Крамской безумно любил свою семью, и как сообщают его письма к друзьям, именно благодаря ей появились на свет многие его живописные работы. Портретов Софьи Николаевны не так много, но каждый из них рассказывает нам историю ее жизни. Картина "В парке. Портрет жены и дочери" (1875) - одна из таких работ. Крамской не раз делился с Третьяковым своими мыслями о семье и в частности о жене: "Не знаю также, отчего я угадал человека, но я угадал его, потому что во всех критических случаях жизни (когда именно человек и сказывается) этим человеком все приносилось в жертву, если по моему мнению мое искусство этого требовало". И в другой раз: "Если она говорит мне что-нибудь относительно моих работ, я беспрекословно подчиняюсь. Одиннадцатилетний опыт сделал меня таким".
 
Крамской И.Н. Неутешное горе 1884
Как и в любой семье, в семье Крамского случались и несчастья. В 1876 году он потерял сына Марка, а в 1879 году умер и второй сын, Иван. Это было одно из причин резкого ухудшения здоровья художника. Вместе с ним страдала и жена. И если женское сердце все привыкло носить в себе, то страдания Крамского-отца выплеснулись на холст, что стало причиной появления картины "Неутешное горе".  "Совершенно справедливо, что картина моя «Неутешное горе» покупателя не встретит, это я знаю также хорошо, даже, может быть, лучше, но ведь русский художник, пока остается еще на пути к цели, пока он считает, что служение искусству есть его задача, пока он не овладел всем, он еще не испорчен и потому способен еще написать вещь, не рассчитывая на сбыт. Прав я или ошибаюсь, но я в данном случае хотел только служить искусству.Если картина никому не будет нужна теперь, она не лишняя в школе русской живописи вообще. Это не самообольщение, потому что я искренне сочувствовал материнскому горю, я искал долго чистой формы и остановился, наконец, на этой форме потому, что больше 2-х лет это форма не возбуждала во мне критики..." - так писал И.Н.Крамской П.М.Третьякову. Чтобы помочь другу , Третьяков выкупил эту картину для своей частной коллекции и таким образом нам осталовь на память живое свидетельство горя, постигшего семью художника.
 (699x533, 35Kb)
Иван Николаевич Крамской
Неизвестная [1883]
                                              Холст, масло. Третьяковская галерея
В 1883 году И.Н.Крамской выставил на Передвижной выставке свою знаменитую картину-загадку  "Неизвестная".  Так до сих и не ясно, что же за дама изображена на ней. Искусствоведы и историки до сих пор спорят, называют имена, но тайна так и остается тайной. По одной из версий, прототипом для написания картины послужила жена художника Софья Николаевна Крамская. Вполне так может и быть, если вспомнить историю ее жизни...
Это, пожалуй, самое известное произведение Крамского, самое интригующее, остающееся по сей день непонятым и неразгаданным. Назвав свою картину «Неизвестная», умный Крамской закрепил навеки за ней ореол таинственности. Современники буквально терялись в догадках. Ее образ вызывал беспокойство и тревогу, смутное предчувствие удручающего и сомнительного нового - появление типа женщины, не вписывавшейся в прежнюю систему ценностей. «Неизвестно: кто эта дама, порядочная или продажная, но в ней сидит целая эпоха», - констатировали некоторые. Стасов громогласно назвал героиню Крамского «кокоткой в коляске». Третьяков также признался Стасову, что «прежние работы» Крамского ему нравятся больше последних. Были критики, которые соединяли этот образ с Анной Карениной Льва Толстого, сошедшей с высоты своего социального положения, с Настасьей Филипповной Федора Достоевского, поднявшейся над положением падшей женщины, также назывались имена дам света и полусвета. К началу XX века скандальность образа постепенно перекрылась романтически-загадочной аурой блоковской «Незнакомки». В наше время “Неизвестная” Крамского стала воплощением аристократизма и светской утонченности. Словно царица она возвышается над туманным белым холодным городом, проезжая в открытом экипаже по Аничкову мосту. Ее наряд — шляпа “Франциск”, отделанная изящными легкими перьями, “шведские” перчатки, сшитые из тончайшей кожи, пальто “Скобелев”, украшенное собольим мехом и синими атласными лентами, муфта, золотой браслет — все это модные детали женского костюма 1880-х гг., претендующие на дорогую элегантность. Однако это не означало принадлежности к высшему свету, скорее наоборот — кодекс неписаных правил исключал строгое следование моде в высших кругах русского общества.В советское время «Неизвестная» Крамского стала воплощением аристократизма и светской утонченности, почти что русской Сикстинской мадонной — идеалом неземной красоты и духовности.

К сожалению, сведения о Софье Николаевне довольно скупые: ни точных годов жизни, ни места ее последнего упокоения пока узнать не удалось. Но такова судьба многих муз, ведь они пребывают лишь в тени великого таланта и история редко воздает им должное...
  Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...